Меню
История музея

Музей Анны Ахматовой в Фонтанном Доме создан  в 1989 году к столетию со дня рождения поэта. Тогда это был единственный музей в нашем городе, который рассказывал о советском периоде русской истории, когда представители интеллигенции – поэты, художники, люди эпохи Серебряного века, жизнь которых пришлась именно на годы репрессий в социалистическом Ленинграде – должны были сохранить свой мир, свою личность в условиях тоталитарного государства.

Решение о создании музея было принято в середине 1988 года Исполкомом Ленсовета, тогда же была организована Комиссия по литературному наследию Ахматовой при Союзе писателей СССР, которую возглавил Михаил Дудин. К инициативе создания музея подключился Фонд Культуры, созданный на волне перестройки, одной из задач которого была поддержка проектов, связанных с именами писателей, опальных при советской власти. Чтобы ускорить решение процедурных вопросов, музей создавался как филиал музея Достоевского, и все организационные работы взяла на себя его директор Белла Рыбалко.

Внимание ленинградского начальства к созданию музея Ахматовой было огромным: выделяли необходимые денежные средства, заседания проходили прямо в кабинете заместителя начальника управления культуры при общем благосклонном интересе и участии. Никто не требовал тематико-экспозиционные планы для утверждения, не было не то что цензуры, а даже намека на нее. Возникало ощущение, что Ленинград в лице своих руководителей на фоне перестроечных идей проводил торжественные мероприятия и создавал музей, чтобы искупить свою вину перед именем Ахматовой и утвердиться в общественном мнении в новом качестве, соответствуя горбачевским идеям отказа от тоталитарного прошлого.

К этому времени из Шереметевского дворца (Фонтанного Дома) уже выехал Институт Арктики и Антарктики, занимавший его с начала 1940-х годов. Для Музея Ахматовой был выделен садовый флигель, на третьем этаже которого расположена та  самая квартира, которой наконец-то суждено было стать мемориальной. Здесь Ахматова жила с 1925 до 1952 годы с перерывом на эвакуацию из блокадного города.

Материалы, документы, фотографии Ахматовой начали собирать сразу же после решения об открытии музея. Нужно было определить круг друзей и современников в Ленинграде и в Москве. Некоторые имена были известны: в самиздате ходил сборник воспоминаний об Ахматовой. По цепочке стали находиться имена и адреса тех, кто готов был общаться с создателями нового музея, передать музею хранившиеся у них реликвии. Поражало то, что никакая государственная власть, предавшая анафеме имя Ахматовой, никакие ждановские постановления были не в силах заставить людей отречься от уважительного отношения к ее памяти: из ящиков письменных столов или с антресолей доставали книги, фотографии, рукописи, подлинные вещи, которые бережно сохранялись в семьях.

В день открытия музея 24 июня 1989 года мы вывесили список из более чем полусотни имен тех, кто помогал нам. Музей Анны Ахматовой в Фонтанном Доме – это не только память о ее жизни в этих стенах, но и память о том большом круге людей, которые вопреки государственному давлению сохранили ахматовские материалы. В сознании многих открытие Музея Анны Ахматовой встало в один ряд с идеями перестройки, падением Берлинской стены в том же 1989 году и возникновением новых контактов России с Западной Европой.

В 2003 году Музей Анны Ахматовой в Фонтанном доме  разделил экспозицию на  мемориальную часть, вернувшую квартире Пуниных-Ахматовой архитектурный облик 1920-1940-х годов XX века, и литературную, разместившуюся по соседству с пространством квартиры. Литературная экспозиция подчинена особой логике – sub specie aeternitis (под углом зрения вечности), или согласно поэтической формуле Ахматовой: «Я помню все в одно и то же время…».

Музей постоянно развивается, и в 2014 году литературная экспозиция была существенно реорганизована с помощью новейших мультимедийных технологий.