Кабинет Пунина

Типичный кабинет человека, работающего за письменным столом: рукописи, книги, удобное кресло. На стенах рисунки художников – друзей Николая Пунина. Он сам говорил о себе:

«У меня, в сущности, есть только один, но настоящий дар: я умею понимать живопись и умею раскрывать ее другим».

Круг художественных интересов Николая Пунина был необычайно широк: от древнерусской иконописи до японской графики, от французских романтиков до авангардистов. В его доме постоянно собирались молодые художники: Владимир Лебедев, Лев Бруни, Петр Митурич, Петр Львов, Николай Тырса.

Пунин был страстно увлечен новыми течениями в искусстве, особенно творчеством Владимира Татлина и Казимира Малевича, наивно полагая, что революция – благо для футуристов. Однако вскоре его «роман с революцией» закончился.

В 1920-е годы Николай Николаевич работал в Институте художественной культуры, в Русском музее, читал лекции в Академии художеств и Университете, являлся художественным консультантом Фарфорового завода. Интенсивность духовной жизни, «постоянное и сильное душевное напряжение» сближали его с Ахматовой.