Столовая

В этой комнате в 1920-1930-х годах располагалась столовая. Она была центром всей квартиры. Здесь играли в шахматы, заводили патефон, принимали друзей. Под абажуром собирались жильцы и их гости.

Обитатели этой квартиры, несмотря на сложность их отношений и трагичную ситуацию в стране, сохраняли достойный уклад жизни.

В доме отмечали те праздники, к которым привыкли с детства: Рождество, Пасху, именины. Рождественскую елку устанавливали даже тогда, когда она оказалась под запретом как «буржуазный» и «антисоветский» обычай. Чтобы не привлекать внимания случайных прохожих, праздничное дерево располагали между окнами.

«…елка всегда была великолепно украшена. …После 1927 года на елке появились из японской бумаги чудные фонарики, которые папа с нами вместе клеил» (из воспоминаний Ирины Пуниной).

В углу висела икона Казанской Божией Матери, которую однажды юная Ира Пунина, напичканная советским агитпропом, потребовала убрать. На что отец иронически заметил:

«Ты у нас как партком завода «Красный гвоздильщик».

В 1938 году, после тяжелого разрыва с Пуниным, Ахматова перешла жить в соседнюю комнату (бывшую детскую) и перестала выходить к общему столу.